О проекте

Поле ПРЯМОЙ-КРИВОЙ замечательно тем, что две его антонимичных зоны развиваются каждая по своему пути. В принципе, структуры полей-антонимов (таких, как ‘острый’ –‘тупой’ или ‘стоять’ – ‘идти’) действительно редко служат отображением друг друга – но тут случай особенный. Во всех известных нам языках ‘прямой’ служит богатым источником грамматикализации, преобразующей исходное наречие в основном в дискурсивные маркеры со значением целостности (‘дождь лил пять дней подряд’) точности (‘стрела попала прямо в шею’) или непосредственной связи (‘суп прямо из Парижа’) и проч. Ничего похожего нет в семантике ‘кривого’: по нашим данным, лексемы с этим значением не грамматикализуются. В этом поле есть отчетливая и, видимо, всегда лексически маркированная дихотомия между исходной, природной кривизной (ср. рус. изогнутый, извилистый) и вторичной, за счет потери функциональности, которая всегда сопровождается отрицательной оценкой и легко метафоризуется, ср. кривые стены  ‘кривая логика / программы / разговор / кривые книги / кривой человек’ и под.